Губернатор Калининградской области Цуканов позаботится о памятнике военному преступнику в Польше

черняховский

Вчера стало известно, что правительство Калининградской области намерено защитить памятник советскому генералу И.Д.Черняховскому в польском городе Пененжно (нем. Мельзак), что в 15-20 километрах от границы РФ. Ближайший российский населённый пункт — посёлок Корнево (до 1945 года крупный железнодорожный узел город Цинтен). Именно в Пененжно-Мельзаке зимой 1945 года от разорвавшегося снаряда погиб командующий войсками 3-го Белорусского фронта.

Дело в том, что мемориалу советской воинской славы в польском городке грозит снос. Решение о ликвидации памятника Черняховскому было принято городским советом Пененжно 31 января сего года.

Губернатор Калининградской области Цуканов заявил о том, что готов «взять шефство над этим мемориальным комплексом, если польская сторона согласует такой вариант решения вопроса», а также «ухаживать за памятником, проводить необходимые работы по благоустройству территории у мемориала».

Почему? Потому что генерал Черняховский «внёс большой вклад в борьбу с фашизмом, в том числе в освобождение польской земли, и, по сути, завоевал землю, которая сегодня является российским регионом на самом западе страны».

Итак, мы имеем множество заброшенных и никому не нужных (очевидно, кроме русских националистов) мемориалов и захоронений воинов Русской Императорской Армии на территории области, но при этом губернатор Цуканов в упор их не видит. Зато он зорко следит за тем, что творится с советскими памятниками заграницей. Потому что памятники эти — символ советского (и постсоветского) присутствия в регионе, а всяческое восхваление подвигов советских командиров и уход за памятниками советской победы — историческое «оправдание» оккупации Восточной Пруссии.

За «своими» памятниками на территории области можно не ухаживать — ведь население инертно, и никаких объяснений, равно как и вообще каких-либо осязаемых плодов работы от правительства не требует. А вот снос покосившейся побеленной бетонной глыбы на окраине маленького польского городка – явный непорядок.

Так кто такой этот генерал Черняховский? Самый молодой генерал Рабоче-крестьянской Красной Армии и герой Советского Союза известен тем, что в 1945 году, при вступлении на территорию Восточной Пруссии, в должности командующего войсками 3-го Белорусского фронта, он своим приказом так определил задачу, подлежащую беспрекословному выполнению перед первым за всю войну вступлением на территорию Германии:

«Мы шагали 2000 км и видели уничтоженными всё то, что было создано нами за предыдущие 20 лет. Теперь мы стоим перед логовом, из которого напали на нас фашистские агрессоры. Мы остановимся только тогда, когда выкурим их из своего логова. Мы никому не должны давать пощады, так же, как они не давали пощады и нам. Страна фашистов должна стать пустыней, как наша страна, которую они сделали пустыней. Фашисты должны быть уничтожены так же, как они убивали наших солдат».

Этот знаменательный приказ молодого фанатика-коммуниста (в 1917 году Черняховскому было 11 лет, и его Родина, по его же словам, ограничивается 20-летним коммунистическим владычеством в России) в глазах Красной Армии легализовал всяческое насилие над немецким населением края.

Приказ Черняховского был созвучен всей красноармейской агитации, и главным её перлам — воззваниям советского агитатора еврейского происхождения Ильи Эренбурга «Убей немца!»:

- «Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово «немец» для нас самое страшное проклятье. Отныне слово «немец» разряжает ружьё. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьёт твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьёшь немца, немец убьёт тебя… Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоём участке затишье, если ты ждёшь боя, убей немца до боя… Если ты убил одного немца, убей другого — нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай вёрст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! — это просит старуха-мать. Убей немца! — это молит тебя дитя. Убей немца! — это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!» («Красная звезда», 24 июля 1942 года).

1094_erenburg_2.jpg_max

Илья Эренбург

Информация о массовых групповых изнасилованиях немецких женщин солдатами передовых наступающих частей Красной армии появилась сразу после капитуляции Германии. В 2000-х годах вопрос о насилиях над немецкими женщинами стал обсуждаться более свободно в связи с появлением мемуаров советских ветеранов и выходу в прокат немецкого фильма «Безымянная — одна женщина в Берлине», основанного на дневнике Марты Хиллерс, описавшей личный опыт выживания немецкой женщины в Берлине в мае-июне 1945 года.

Известный литературовед, диссидент Лев Копелев впоследствии так описывал свое потрясение от происходящего в Восточной Пруссии:

«Почему среди наших солдат оказалось столько бандитов, которые скопом насиловали женщин, девочек, распластанных на снегу, в подворотнях, убивали безоружных, крушили все, что могли, гадили, жгли. И разрушали бессмысленно, лишь бы разрушить…»

В пригороде Кёнигсберга Метгетен (сегодня это посёлок имени А.Космодемьянского в составе Калининграда), занятого Красной армией 29 января 1945 года, и затем на время отбитого немецкими войсками, ординарец Карл Август Кнорр (Karl August Knorr) увидел на площади растерзанные тела двух девушек в возрасте не старше 20 лет, которые, судя по всему, были привязаны ногами к двум танкам и разорваны пополам. А неподалеку был найден дом, из которого вывезены около 70 женщин, половина из которых сошла с ума, поскольку, каждую из них насиловали в течение дня около 70 раз. И в этом же пригороде капитан Вермахта Герман Зоммер (Hermann Sommer) позади одного из домов нашёл трупы раздетых женщин и детей. Головы детей были раздроблены тяжелым предметом, а самые маленькие были заколоты штыками.

Таких примеров множество.

Генерал армии И.Д.Черняховский, отдавший свой варварский приказ войскам, как и многие другие советские военачальники, является военным преступником, достойная участь которого – повешение. Однако, в его честь в нашей области в 1946 году переименован город Инстербург (Черняховск) и названа улица в центре Кёнигсберга.

Таким образом, не в меру заботливый об иностранной собственности губернатор Цуканов, от имени населения Кёнигсбергской области намерен ухаживать за памятником, поставленным советскими оккупантами своему знаменитому преступнику, вождю насильников и разбойников в Восточной Пруссии.