Category: общество

Чиновник администрации Калининграда Сергей Румянцев: «Не бывает неправильных решений судов»

Чиновник администрации Калининграда Сергей Румянцев: «Не бывает неправильных решений судов»

аварийные дома

Непрофессионализму калининградских чиновников и депутатов можно только удивляться. Об их наплевательском отношении к гражданам известно было всегда — правящая партия и её парламентские попутчики хорошо усвоили дух советской системы и продолжают воспроизводить большевистские традиции. Но ведь свои прямые обязанности можно было бы исполнять хотя бы не так бестолково!

На прошлой неделе правление госкорпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» исключило Калининградскую область из числа регионов, которые будут получать финансовую поддержку для реализации программы по капитальному ремонту многоквартирных домов и переселению граждан из аварийного жилищного фонда. Почему? Да потому что Калининградская Областная Дума вовремя не позаботилась о создании условий в части принятия нормативных правовых актов, необходимых для создания региональной системы капитального ремонта многоквартирных домов!

Чем тогда вообще занимается Областная Дума?

В тоже время представители другой локковской «ветви власти» — из Администрации города Калининграда — на приёмах посетителей выдают перлы государственной мудрости. Вот один из таких радетелей о благе отечества, заместитель председателя комитета муниципального имущества и земельных ресурсов администрации Калининграда Сергей Румянцев на вопрос Александра Бочарова, жильца аварийного дома на улице Яблочной, интересы которого наша организация отстаивает уже третий месяц, ответил: «Не бывает неправильных решений судов». Каково?

Скоро в РФ дойдёт и до того, что «не бывает неправильных решений Путина».

Впрочем, суды Калининграда свою репутацию тщательно поддерживают. Вспомним хотя бы ответ тому же Александру Бочарову судьи Московского района Белозёровой: «Положение ваше никого не волнует, как вы будете жить, можете построить нары, кинуть матрацы, нечего было рожать детей».

Теперь выяснилось, что отключение электроэнергии в аварийных домах на улице Яблочной, предпринятое администрацией города (которая тоже, вероятно, никогда не ошибается), было незаконным.

Прилагаем ответ из прокуратуры:

ответ Прокуратуры стр 1



ответ Прокуратуры стр 2


Кто-то может упрекнуть нас: да, администрация перегнула палку, но сказать такое, что якобы сказал почтенный чиновник Румянцев, он не мог. Однако, это истинная правда. Александр Бочаров был на приёме у этого нехорошего человека, оправдывающего свои ошибки решениями судей, «которые не могут ошибаться», причём весь разговор с ним был записан на диктофон. Всякий, кто пожелает ознакомиться с оригиналом записи, может прислать запрос на почту редакции официального сайта Б.А.Р.С.zarenreich@gmail.com

Здесь же мы публикуем стенограмму наиболее содержательной части разговора (запись от 13 марта 2014 года):



Александр Бочаров:

- Почему некоторые получили квартиры с большей площадью?

Помощник С.В. Румянцева:

- Некоторые узаконили. Только они сделали до признания дома аварийным (только суды у всех проходили по узакониванию в одно время, после того как всем были предложены ордера на квартиры — ред.), а вы этого не сделали.

Александр Бочаров:

- Я даже даже не знаю, надо это узаконивать или не надо, я жил и жил.

Сергей Румянцев:

- Вы правильно совершенно все говорите, но мы с этим сделать ничего не можем. Мы утвердиликвартиру как однокомнатную и деньги получили на однокомнатную. Решения суда все состоялись. Я не знаю, что можно сделать, как вам помочь. Так сложились обстоятельства, когда это выяснилось — для нас это было новостью, если б мы раньше знали об этом, мы сказали бы — ребята, идите скорее узаконивайте.

Александр Бочаров:

- Но почему-то 10 человек вызвали (для разъяснений как им делать, чтобы получить достойное жильё взамен аварийного — ред.)

Сергей Румянцев:

- Не вызывали, они сами все сделали.

Александр Бочаров:

- На суде нам сказали, что в администрацию вызывали, и было всего 10 человек (как раз по количеству квартир 2-3 комнатных - ред.)

Сергей Румянцев:

- Мы постановление об утверждении программы принимали без их участия. Это произошло задолго до того, как произошло само расселение. Вы помните? Переносились сроки расселения, сюда приезжали из приемной президента по поводу улицы Яблочной. Что мы должны ее расселить в 2011 году. Мы не расселили, потому что не смогли купить квартиры для вас по тем ценам, которые нам предлагала купить Российская Федерация, поэтому перенесли на 2012 год. То есть, к тому времени, когда это всеее ….. (здесь он хотел продолжить но сменил разговор - прим. Александра Бочарова). Люди были, и другие стали к нам приходить, и говорить: ребята, у нас двухкомнатные квартиры, а не однокомнатные. Для нас это было шоком. Потому что у нас по документам проходила как однокомнатная (документ —  устаревший тех. паспорт 1994 года— ред.)

Александр Бочаров:

- Потому что никто никогда не ходил и не проверял, как мы там живем (инвентаризация домов вообще не проводилась — ред.)

Сергей Румянцев:

- Когда принимали решение о признании дома аварийным, этот момент для нас был немного занят… Это вам надо было бежать и все проверять, где что записано про ваши квартиры.

Александр Бочаров:

- Почему никто не ходил и не проверял?

Сергей Румянцев:

- Мы запросили документы в БТИ.

Александр Бочаров:

- Документы в БТИ? Этот технический паспорт от 1994 года.

Сергей Румянцев:

- Они и в 2011 году дали б нам документы на однокомнатную квартиру. Как они нам написали, мы и исходили из этого. Сделать ничего мы не можем. Мы не можем обратиться сейчас Российскую Федерацию, и сказать: вы знаете, мы перепутали, там была не однокомнатная квартира, а двухкомнатная.

Александр Бочаров:

- А почему нельзя?

Сергей Румянцев:

- Это надо было сделать до признания дома аварийным.

Александр Бочаров:

- Почему первые, кто начал судиться — узаконили свой технический паспорт?

Сергей Румянцев:

- Их суды прошли до расселения, до принятия программы, до того как мы запросили деньги в Москве.

Александр Бочаров:

- У человека разница с другим человеком в полчаса между судебными заседаниями, и ей узаконили двухкомнатную квартиру, а через полчаса следующей уже всё, отказ (так было со всеми последующим аналогичными делами — ред.)

Сергей Румянцев:

- Я не был в суде, я не знаю, почему суд принял решение. Не бывает неправильных решений судов.


Вот так. Выводы читатель может делать самостоятельно. Информацию о развитии ситуации мы будем публиковать и дальше.

Предыдущие публикации по этой теме:

Геноцид казачества: «Казаки — единственная часть русской нации, способная к самоорганизации» (Троцки

В этот день 24 января 1919 года Оргбюро ВКП(б) (Всероссийской Коммунистической Партии большевиков), рассматривая варианты борьбы с непокорным казачеством, приняло директиву «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах». Через пять дней 29 января Председатель ВЦИК Яков Свердлов подписал этот документ — так началось расказачивание. В указанной директиве прямым текстом говорилось об истреблении казачества.

ORIGINAL: http://zarenreich.com/

Троцкий Свердлов

«Учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:
1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.
3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.
5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи…»
Наиболее успешно большевиками были выполнены первые два пункта программы по уничтожению людей, которые верой и правдою служили Отечеству с момента образования первых казачьих поселений. По словам Троцкого:
«Казаки — единственная часть русской нации, способная к самоорганизации. По этой причине они должны быть уничтожены поголовно… Это своего рода зоологическая среда, и не более того… Очистительное пламя должно пройти по всему Дону и на всех них навести страх и почти религиозный ужас… Пусть последние их остатки, словно евангельские свиньи, будут сброшены в Черное море…»
3 февраля 1919 года появился секретный приказ председателя РВС Республики Троцкого, 5 февраля — приказ № 171 РВС Южного фронта «О расказачивании». Тогда же директива Донбюро ВКП(б) прямо предписывала — а) физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие, т.е. от 18 до 50 лет; б) физическое уничтожение так называемых «верхов» станицы (атаманов, судей, учителей, священников), хотя бы и не принимающих участия в контрреволюционных действиях; в) выселение значительной части казачьих семей за пределы Донской области; г) переселение крестьян из малоземельных северных губерний на место ликвидированных станиц…
Филипп Миронов, командарм 2-й конной армии, который сотрудничал с большевиками и тем увлек на предательство и гибель тысячи казаков (песня «Бывший подъесаул» Игоря Талькова — о нём), писал в приказе-воззвании в августе 1919 года:
«Население стонало от насилий и надругательств. Нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса… Восстания в казачьих областях вызывались искусственно, чтобы под этим видом истребить казачество».
Председатель Донбюро С.Сырцов, говоря о «расправе с казачеством», его «ликвидации», отмечал: «станицы обезлюдели». В некоторых было уничтожено до 80% жителей. Только на Дону погибло от 800 тысяч до миллиона человек — около 35% населения.
Московский агитатор К.Краснушкин пишет:
«Комиссары станиц и хуторов грабили население, пьянствовали… Люди расстреливались совершенно невиновные — старики, старухи, дети… расстреливали на глазах у всей станицы сразу по 30-40 человек, с издевательствами, раздевали донага. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запрещали это делать…»
Побывавшие в восставшей Вешенской летчики Бессонов и Веселовский докладывали Войсковому Кругу:
«В одном из хуторов Вешенской старому казаку за то только, что он в глаза обозвал коммунистов мародерами, вырезали язык, прибили его гвоздями к подбородку и так водили по хутору, пока старик не умер. В станице Каргинской (родная станица генерала П.Н. Краснова — ред.) забрали 1000 девушек для рытья окопов. Все девушки были изнасилованы и, когда восставшие казаки подходили к станице, выгнаны вперед окопов и расстреляны… С одного из хуторов прибежала дочь священника со «свадьбы» своего отца, которого в церкви «венчали» с кобылой. После «венчания» была устроена попойка, на которой попа с попадьей заставили плясать. В конце концов батюшка был зверски замучен…»
К 1926 году на Дону оставалось не более 45% прежнего казачьего населения, в других войсках — до 25%, а в Уральском войске — лишь 10% (оно чуть ли не целиком снялось с места, пытаясь уйти от безбожной власти). Коммунистами были уничтожены и изгнаны из страны много казаков старше 50 лет — хранителей традиций.
Интересное свидетельство — письмо Дзержинского Ленину от 19 декабря 1919 года, в котором указывается, что на тот момент в плену у большевиков содержалось около миллиона казаков. Резолюция вождя на этом письме была в его духе — «Расстрелять всех до одного!» На Кавказ Ленин периодически отправлял телеграммы — «Перережем всех». Но у большевиков просто физически не было сил, чтобы осуществить в те годы все людоедские директивы «самого человечного человека».
Из телеграммы И.В.Сталина — В.И.Ленину от 26 октября 1920 года: «Несколько казачьих станиц наказаны примерно…».
Действительно, казаки наказаны примерно. Именно поэтому в этот день очень четко слышатся и ясно воспринимаются Священные слова:
«Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня» (Втор. 5:9).
«Нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем» (2 Кор. 6:9).
«Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся» (Откр. 3:19).
Слышим ли мы, братья казаки, что говорит нам Бог?